ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

Оставьте свое сообщение и мы свяжемся с Вами.

12 ул. Воскова
Санкт-Петербург, г. Санкт-Петербург, 197198
Russian Federation

+7-921-9402612

Багетная мастерская в Санкт-Петербурге. Лучший дизайн оформления картин. Консервационное оформление. Вся история рамы в одном месте.

Блог

Багетная мастерская в СПб. Все самое интересное о рамах.

Что художники, критики и коллекционеры говорят о рамах (первая часть)

Lynn Roberts

До конца 19-го века не существовало литературы по рамам; они не рассматривались как часть истории искусства, и не фигурировали в концепции знаточества, оформившегося в 20 веке. Но выбор и производство правильной рамы всегда был важен для художника, и обычно весьма важен для клиента или коллекционера, желающего представить свои картины в самом лучшем свете у себя дома. Дизайн рам был прерогативой знаменитых архитекторов, а так же резчиков и позолотчиков, некоторых из этих резчиков было бы более точно назвать maîtres-sculpteurs. Но в большинстве случаев подробности производства рам были настолько эфемерны, для большинства из них создавались рисунки и заметки на первой попавшейся бумаге или инструкции передавались устно, так что из этого мало что сохранилось; все, чем мы можем пользоваться это обрывки из контрактов, дневников, писем, обзоров и даже стихов, чтобы получить представление о том, что думали о рамах в разные периоды разные заинтересованные люди.

Итак, вот некоторые цитаты, собранные вместе в своего рода разношерстную антологию ссылок, вместе с картинами, к которым они относятся – или, если нет точных картин, то с весьма похожими.

Рис.1 Маргаритоне д'Ареццо «Мадонна с младенцем на троне»

Маргаритоне д'Ареццо (вторая половина 13-го века) "Он выполнял также из гипса, распущенного в таком же клее, выпуклые фризы, венчики и другие круглые орнаменты. Он же изобрел тот способ позолоты, при котором листовое золото накладывается на грунт из болуса и затем полируется."

Джорджо Вазари "Жизнеописание наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих" (перевод М. Глобачева)

В подозрительно хорошем состоянии для предмета, которому предположительно семь с половиной столетий, внешняя восстановленная рамка, там не менее, иллюстрирует частично то, что Визари отмечал как новаторство в работе Маргаритоне. Алтарная перегородка, как единое целое, является ретабло или дорзале, предназначена для размещения сзади сверху алтаря. Алтарная перегородка развилась из похожих горизонтально составленных или квадратных панелей, прикрепленных к фронтальной части алтаря (антепендиум). Структура таких антепендиумов и дорзале отражала происхождение деревянного алтаря как разновидность ящика, в котором хранились мощи или предметы мессы, или который располагался поверх гробницы святого; а декоративные полукруги, которые Маргаритоне использовал для украшения своих рам, были подражанием головкам гвоздей, служащим для крепления антепендиума к алтарю. Похожий двухмерный орнамент можно найти на окрашенных рамках, которые обрамляли множество антепендиумов и ретабло, где они изображали цветные драгоценные камни.

Рис.2 Кассони, созданный Марко Дель Буоно Джамберти и Аполлонио ди Джованни ди Томазо, ранее приписываемый Делло Флорентийскому.

Делло Флорентийский (1404-1453) "... в той же манере расписывали не только сундуки, но и кровати, панели, идущие кругом карнизы и другие подобного рода украшения внутренних помещений...  даже самые выдающиеся живописцы занимались такими работами... расписывать и покрывать позолотой подобного рода вещи... можно убедиться и в наши дни, не говоря о многом другом, по нескольким сундукам, панелям и карнизам в покоях великолепного Лоренцо деи Медичи Старшего... но превосходных мастеров... Так и Делло...  не занимался ничем другим, как изготовлением и росписью сундуков, панелей, кроватей и других украшений... но... перешли к украшениям более богатым: и к позолоченной резьбе по ореху, представляющей собой самую богатую отделку... Говорят, что ему помогал молодой Донателло"

Джорджо Вазари "Жизнеописание наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих" (перевод М. Глобачева)

Рис.3 Нери ди Биччи "Коронация Марии"

До наших времен дошло множество окрашенных рам, но не всегда с оригинальными картинами, поэтому лучшим примером для иллюстрации описания Визари будет служить одна из нераздельных работ: в нашем случае это будет поднос роженицы или desco da parto, сделанный в 1449 году, в честь рождения Лоренцо де Медичи. Разумеется, есть целый ряд других кассони, дошедших до нас, многие из которых используют архитектурный орнамент по краям окрашенных панелей, словно они были бы картинами, повешенными на стене. Этот отрывок из Визари показывает, что художников на тот момент рассматривали как мастеров, наравне с резчиками, которые делали мебель, рамы и элементы алтаря, поэтому, возможно даже Леонардо привлекали для рисунков на кассони, и нет ничего удивительного в идее Донателло нарисовать декоративные узоры на раме.

Нери ди Биччи (1419-1491), 15 августа 1454 года "Я взялся позолотить и раскрасить деревянный табернакль, сделанный all'antica (т.е. в классическом стиле)" и далее он описывает колонны, архитрав, фриз и основание.

Ricordanze, дневник Нери,

Из дневников Нери ди Биччи

Ricordanze, дневник Нери, знакомит нас с организацией его мастерской, производством, техниками, сотрудничестве с другими художниками, и деталями о рамах, которые мы указали выше. К тому времени как он написал, что рама all’antica алтарной перегородки должна была выглядеть подобным образом, эдикулярная рама  эпохи Возрождения широко использовалась в большей части Италии как лучший способ обрамления sacra conversazione. Момент, когда готический, средневековый полиптиз трансформировался в классически оформленную sacra conversazione, по мнению Криста Гарднера вон Тёффл, считается работа 1433 года Фра Анджелико «Благовещенье», находящееся в Епархиальном музее Кортоны. Звездное небо, нарисованное как исчезающий вогнутый купол, где фриз антаблемента, вероятно, помещен позже, является пережитком больших готических куполов, образовавшие у полиптиха божественный мир, и защищавщих его от пыли. Рамы all’antica Нери ди Биччи часто определяются по поясу прекрасных, детальных, символических подсолнечников, нарисованных или резных, вдоль фриза антаблемента, иногда вместо них мы видим в равной степени символических и декоративных дельфинов.

Рис.4 Карел ван Мандер "Иисус в винном прессе", 1596

Ван Мандер, нидерландский Вазари, написавший в 1604 году книгу Schilder-boeck, похожую на «Жизнеописание наиболее знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих», был, кроме того, художником и поэтом. Он был пионером в распространении влияния маньеризма в Нидерландах, как в живописи, так и, как мы видим из цитаты и иллюстрации выше, в рисунке. Его описание является идеальным сводом фламандского маньеризма, распространившегося по Европе на крыльях печатной прессы; в книгах были страницы с орнаментальными рисунками и фантастическими «рамами» с гравюрами пейзажей и портретов. Северные деревянные рамы существовали и ранее, а их аналоги все еще можно увидеть в архитектурных маньеристких фантазиях, например, в ратуше в Лейдене.

Рис.5 Центральный фронтон ратуши в Лейдене, 1597

«Кожанные» рамы окон здесь связаны с кожаными свитками и волютами итальянских рам «Сансовино», а хрящевидный орнамент с поздними голландскими аурикулярными рамами: два типа узоров с начала (1540-е годы) и до конца (вторая половина 17-го века) движения Маньеризма. Рама на рисунке Карла Ван Мандера (являющийся гравюрой для первой страницы книги) имеет контур целой овечьей шкуры, с трехмерными свитками определенно заимствованных из рамы «Сансовино».Мы видим голова херувима заменяющую «гротескную маску», панель с надписью и с выдвинутыми углами и сваги из метафорической ткани, все элементы маньеризма были явно приглушены, но любовь голландскими рисовальщиков к полноценной версии этого стиля в конце 16-го века также явно отражены в книге Ван Мандера.

Рис.6 Иоганнес Верспронк "Портрет Марии Хамиус", 1641

Константейн Хёйгенс (1596-1687), представитель принца Фредерика-Генриха Оранского, губернатора Нидерландов и покровитель Рембранта:
"... рама из черного дерева может украсить плохую картину. И она станет выглядеть так, что можно продать ее, как хорошую."

Разумеется, живопись Верспонка нельзя назвать, находясь в здравом уме, плохими картинами; но это иллюстрирует, как простая рама из черного дерева идеально контрастирует с тоном кожи портрета, и как подчеркивает штрихи роскоши явно строгого костюма. Исспользовать экзотическое дерево, появившееся от торговли голландцев с колониями, стали художники, торговцы и коллекционеры, не говоря уже о производителях шкафов и другой мебели, это дерево (ранее использовавшееся как балласт кораблей при возвращении ими пустыми из Ост-Индии в Новый Свет) стало полноценно импортироваться. В 1606 году была одна лесопилка в Амстердаме, к середине 17-го века их количество увеличилось до более пятидесяти и к рамам из черного дерева присоединились рамы из падука и палисандра. Фруктовое дерево, имеющее привлекательную структуру и окраску, и приобретающее хороший цвет при полировке, например, груша, также часто использовалось.

Гюйгенс был секретарем принца Фридриха Генриха, и действовал в качестве посредника между принцем и Рембрандтом.

Lynn Roberts

https://theframeblog.com/2013/07/28/what-artists-critics-collectors-say-about-frames-part-1/