ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

Оставьте свое сообщение и мы свяжемся с Вами.

12 ул. Воскова
Санкт-Петербург, г. Санкт-Петербург, 197198
Russian Federation

+7-921-9402612

Багетная мастерская в Санкт-Петербурге. Лучший дизайн оформления картин. Консервационное оформление. Вся история рамы в одном месте.

Блог

Багетная мастерская в СПб. Все самое интересное о рамах.

Символы эпохи Возрождения

Lynn Roberts

Одна из самых красивых и интересных рам в Лондоне принадлежит музею Виктории и Альберта. Это резная и позолоченная эдикулярная рама эпохи Возрождения, предположительно изготовленная в Тоскане в последней четверти 15-го века. Рама была приобретена музеем за 19 фунтов стерлингов в 1859 году. Она имеет довольно внушительные размеры, в высоту 57 ½ дюймов (148,5 см) и чуть более 40 дюймов (102 см) в длину, хотя часть рамы, расположенная сзади от передней части (крайние пилястры с сопровождающими их карнизом и основанием) вероятно, добавлены позже, возможно, чтобы приспособить под новое место или под слегка другую цель.

Рис.1 Эдикулярная рама, мастер неизвестен, Музей V&A

Структура и отделка этой рамы была тщательно изучена Кристин Пауэлл и Зое Аллен, реставраторами рам и изделий из дерева в музее Виктора и Альберта, в их книге «Итальянские рамы эпохи Возрождения в музее Виктории и Альберта». Что же особенно интересного в этой раме, помимо, разумеется, ее красоты, превосходного исполнения и своего происхождения? Данная рама уникальна из-за своего иконографического содержания в отделке. Разумеется, такой узор был задан клиентами, заказавшими раму, и был расширен, с величайшей осторожностью, при увеличении эдикулы. В связи с этим, основным элементом является панель пределлы, на которой изображены орудия страстей. По всей видимости они используются для обозначения инструментов распятия, как на раме картины Веронезе «Святое Семейство», где херувимы, парящие в складках орнамента держат гвозди, молоток, плоскогубцы, моток веревки и копье.

Пределла рамы музея Виктории и Альберта содержит гораздо больше инструментов, вместе с тем, она содержит предметы и символы, представляющие эпизоды из Тайной Вечери. Пределла разворачивается вереницей предметов от центра к краям, без какого-либо хронологического рисунка в своем расположении, скорее акцентируя создание визуального баланса из этой коллекции разрозненных форм, и необходимости включения всего, связанного с различными событиями в Страстях Христовых.

Рис.2 Пределла рамы

Рис.2 Пределла рамы

Итак, начнем с левого края. Объекты в этой части пределлы включают два пересеченных знамени, скрученных вокруг своих флагштоков, лопату, топор, чашу и маленький киворий. Топор практически наверняка относится к срубу деревьев для создания креста; в апокрифических мифах связанного с распятиям, крест Христа был сделан из дерева Познания Добра и Зла, который рос в Эдемском саду, плод с которого вкусили Адам и Ева во время грехопадения.

Лопата вероятно использовалась для рытья ямы, чтобы установить крест, так как Гроб Господень, уже был готов в виде пещеры в скале, якобы пожертвованный Иосифом Аримафейским. В чашу стекала кровь Христа; кроме того она использовалась на Тайной Вечере, и через нее изображается таинство Причастия: превращение вина в кровь Христову. Киворий является хранилищем тела Христова: хлеба или тела Христова, полученное во время причастия.

Флаг является образом воскрешения Христа, который часто изображается несущим флаг, выходя из гробницы; агнец божий также изображается с флагом. Похоже, мастер объединил эти два изображения, так как отчеканенное очертание на левом флаге напоминает лик ягненка.

На следующей части пределлы (смотрим слева направо) мы видим лестницу, образующую Андреевский крест с крестом, пассатижи, гвозди, молоток, еще один топор (или мотыгу), терновый венец, скрученного вокруг перекрестия креста и, в центре Андреевского креста, изображение вуали святой Вероники. Эти предметы указывают на события, включая Поругание Христа, когда его увенчали терновым венком, надели багряную мантию и вручили фальшивый скипетр, (см., например, евангелие от Марка «и одели Его в багряницу, и, сплетши терновый венец, возложили на Него; и начали приветствовать Его: радуйся, Царь Иудейский!»). С этими предметами он прошел через Иерусалим к месту Распятия, и в это время святая Вероника вытерла его лицо своей вуалью, на которой отпечаталось прекрасное изображение лика Христа. Другие предметы – лестница, крест, молоток, гвозди, и т.д. – связаны непосредственно с Распятием.

С другой стороны пределы мы видим копье сотника Лонгина, которым он пронзил Христа, образующее диагональный крест с рогаткой, держащей губку, которая была смочена в уксусе, и поднесена ему для утоления жажды.

В центре горизонтальная палка, похожая на древко факела, пересекает второй Андреевский крест. В правом нижнем углу изогнутый горн или труба, на пересечении стоит сосуд для уксуса, и образ Храма, в виде ниспадающего кадила над ним. Слева от них плетка-девятихвостка ,которой секли Христа, и, также, слева еще одна труба, со свагом из ткани, вероятно принадлежащий вещающему ангелу.

Следующий раздел (по направлению к центру справа) начинается с треугольного предмета с застежкой и кисточкой, расположенной над еще одной трубой.

Это кошелек Иуды, содержащий тридцать серебряников; он часто является деталью картины Тайной Вечери, и появляется в объединенных сценах Распятия и последующего самоубийства Иуды. Далее мы видим петушка, который пропел после того как Петр три раза отрекся от Христа, идущего с напыщенным видом по колонне, на которой был привязан и высечен Христос. На колоне висит одежда Христа, которую разыграли солдаты, бросив кости у подножья креста; маленькая пирамидка костей венчает одежду. За колонной фальшивый скипетр, который вручили Христу, и, балансирующий наверху колоны, закрытый сосуд. Это либо банка с мазью, которой Мария Магдалина смазала ноги живого Христа, или эта банка изображает благовония, принесенного женщинами к могиле, которыми омывалось его мертвое тело. В крайнем левом углу это части есть изогнутый нож, символизирующий, по всей видимости, меч, который выхватил Петр, чтобы защитить Христа от охранников, пришедших арестовать его.

И наконец, центр пределлы содержит резную гробницу в скале, от входа наполовину сдвинут камень. «В первый же день недели, очень рано, неся приготовленные ароматы, пришли они ко гробу, и вместе с ними некоторые другие;но нашли камень отваленным от гроба». (Еванглие от Луки 24:1-2). Это место очень важно, так как показывает, что повествование, продемонстрированное на пределле, от Тайной Вечери до распятия, перешла эти границы, и достигло Воскресения Христова.

С помощью этих предметов, легко узнаваемых в эпоху Возрождения людьми любых сословий, образованными и нет, резчик пределлы изложил весь ход Страстей Христовых и Воскресения на маленьком пространстве. Если бы вместо этого использовались фактические эпизоды повествования (как на большинстве нарисованных пределл), это напоминало бы графический роман, где один живописный кадр иллюстрирует один эпизод или часть сцены. Это было бы больше похоже на натюрморт 17-го века ,в котором использовалось эстетическое расположение предметов, помогающее передать их смысл.

Рис.3 Орнамент канделябра и факел на левой внутренней пилястре.

Рис.4 Раковины на передней арке

Рис.5 Херувим с внутренней арки

Украшение остальной части рамы над пределлой также содержат символы. Например, изображение канделябра (рис.3) на двух оригинальных пилястрах, несущих арку, заканчиваются, на каждой стороне, факелом. Он символизирует обновленную жизнь, Христа как Свет Миру и освещение души.

 Внешний фасад арки облицован раковинами (рис.4), являющимися символами паломников, внутренняя арка имеет пять резных херувимов (рис.5). Они символизируют присутствие Бога.

Возникают вопросы: для какой цели создавались эти символы? что эти символы пытались донести до прихожанина? какие бы из символов использовались вместе с рамами?

Одним из ближайших предков к этой резной эдикуле является мраморный табернакль, созданный скульптуром Дезидерио да Сеттиньяно.

Рис.6 Дезидерио да Сеттиньяно, Дарохронительница, базилика Сан-Лоренцо, Флоренция

Дезидерио стал членом гильдии резчиков по камню и дереву Arte dei maestri di pietra e legname в Июне 1453 года и открыл, вместе со своим братом, мастерскую около моста Санта-Тринита во Флоренции. На удивление скоро его привлекли к большому заказу – гробнице Карло Марсуппини в Санта Кроче во Флоренции (закончена в 1459 году). Затем ему поручили, возможно Медичи, вырезать табернакль дарохронительницы в Сан-Лоренцо. На мраморной резной эдикуле с такими же trompe l’oeil перспективой, внутренней аркой, потолком с кессонами и с уходящим вдаль полом, как у рамы музея Виктории и Альберта, мы видим изображение Святого Причастия. Работа Дезидерио, все-таки, была большим и сложным сооружением, необходимо принимать во внимание большие формы и близость к алтарю Пьета, на котором он водружен, две отдельно стоящие фигуры ангелов, охраняющих его и выше скульптурный люнетт.

Символика отличается от рамы из музея Виктории и Альберта, работа Дезидерио наполнена метафоричными фигурами – ангелами, херувимами, Христом в образе ребенка, осеняющий крестом на вершине люнетты, Христом с библией на тимпане сзади, мертвым Христом на фасаде алтаря – в остальном же работа содержит чисто декоративный, классический орнамент. Работа специально была разработана как табернакль для хранения святынь, внутри шкафа с задней стороны, в то время как рама музея Виктории и Альберта не содержит «никаких остатков петель или отверстий, которые могли бы указывать, что там когда-то были двери».

Тем не мене, рама музея Виктории и Альберта, вероятно, была видоизменена, по некоторым неуточненным данным,  путем добавления внешних пилястр и сопровождающих их карниза и основания. Если бы они были, на самом деле, частью первоначального замысла, функция объекта, как некоторой части сакраментального контейнера или шкафа могла быть с большой вероятностью: возможно, как пристенный вход в нишу в стене церкви, которая и обладала возможностью закрываться наподобие шкафа.

Подтверждение тому – украшение этих внешних пилястров, кишащие символами Святого Причастия. Сверху донизу канделябр украшен обвивающим его виноградной лозой с гроздями винограда: виноградная лоза символизирет Христа, в то время как гроздья винограда символизируют вино Святого Причастия. Под гроздями два дельфина, расположенные по обеим сторонам канделябра, дельфин также символизирует Христа.

Рис.7 Фрагменты внешних пилястр

Над гроздьями винограда, в месте где начинается арка, на каждой пилястре мы видим цветок с лицом - это традиционное изображение солнца и луны в момент смерти Христа на кресте.

Рис.8 Фрагмент внешних пилястр

Колосья пшеницы символизирует просфору, а херувимы обозначают присутствие Бога или Христа.

Эти различные символы, вкупе с инструментам, обозначающие, на пределе, страсти Христовы, пылающими факелами и херувимами, определенно подходят табернаклю, являющимся хранилищем святынь. Однако, учитывая, что нет никаких доказательств, что рама использовалась таким образом, а учитывая форму, с ее тонкой удлиненной аркой (по сравнению с небольшим продолговатым «дверным проемом» у табернакаля Сан-Лоренцо), самым вероятным кажется, что эта рама содержала изображение распятия, и все символы разработаны для поддержки распятия, а позднее были расширены в этом же стиле. Изображение солнца и луны практически наверняка подтверждают эту идею.

Наружные части рамы, по этой причине, приобретают огромный смысл сквозь призму своего символического содержания. Кроме того они приобретают огромный формальный смысл. Очевидно, что структура в целом имеет отношение к табернаклю Сан-Лоренцо, который с самого начала включал внутренние и внешние пилястры; кроме того она тесно связана церковью эпохи Возрождения в форме римской триумфальной арки. Посмотрите, например, на фасад базилики Сант-Андреа в Мантуя, созданный Леоном Алберти, общее межды рамой и архитектурой Возрождения становится поразительно очевидным. Даже внутренне пространство арок имеют одинаковые своды. Добавление внешних пилястр сформировало раму как формально законченную эдикулу, точно также, как узоры на пилястрах дополнили иконографические символы.

Рис.9 Базилика Сант-Андреа в Мантуя

Это позволило достичь эффекта повторения широкого и впечатляющего входа в церковь Сант-Андреа в прямом и переносном смысле. Наклонный пол ниши почти наверняка вычерчен или нарисован удаляющимися перспективным линиями, такими же как у табернакля СанЛоренцо, приглашающими верующего внутрь, словно во вход величественной базилики – но это было изображение не мирской церкви, а божественной, подчеркнутое золочением и декоративно-символическим узором. При приближении верущего, перспектива должна была духовно пригласить его или ее в нишу (или неф церкви), и в конце появилось бы видение распятого Христа с золотыми херувимами, парящими над его головой.

Lynn Roberts

http://theframeblog.com/2013/03/29/easter-symbols/